November 4th, 2009

счастье

осенние фото

соблазняя женщин в интернете, он рассылал им фотографию с десятилетней годовщины свадьбы. парк, золотые листья, красавиц-мужчина с симпатичной, но глуповатой на вид девочкой на руках.
а жена?
она фотографировала и в кадр не попала, потому формально это было просто фото с дочерью.
к тому же, с женой у него все было плохо. она его, как это обычно называется, не понимала и чуть что норовила пнуть.

нет, он не сообщал об этом напрямую, новенькие избранницы должны были сами почувствовать затаенную грусть в его облике и декорациях, а затем оценить беспредельное одиночество и тоску, которыми так и веяло от картинки.

если женщины реагировали верно, вдогонку фотографии осени его сердца отправлялся снимок, где наш седеющий уже герой с эрегированным хуем наперевес страстно смотрел в объектив в обрамлении не слишком богатого офиса. тоже очень осеннее фото.
в следующем письме соблазнитель краснел и извинялся, мол, последняя фотография отправлена по ошибке.
большинство женщин утешало его: все нормально, я же не маленькая! мне даже нравится. я и не думала, что хуя у тебя нет, у мужчин он обычно бывает.

- это нии, где я работаю! изобретаю ядерный реактор! - гордо сообщал герой в ответ на возникающие расспросы, а следом отправлял еще десяток портретов себя с дрочимым хуем в прежнем интерьере.

работенка, судя по всему, была еще более печальной, чем семейная жизнь.

но хуй при этом выглядел очень симпатично. хотя и оставался вопрос об авторстве этой эротической фотосессии.
Всевидящее Око
счастье

тортик

мне позвонила жизель. на самом деле ее, конечно, не зовут жизелью, у нее обычное скучное и серое имя анна.
оно ей не нравится, многие из нас предпочитают придумывать себе в виртуальном мире другие имена. более яркие. более настоящие, как нам кажется.
в случае с жизелью, как и в моем случае, сетевой ник легко стал использоваться в быту, а про анну помнят лишь родители и друзья детства.

- все кончено. - всхлипывая, сказала жизель. - всееее коооончено!
- что кончено-то? - удивилась я. по моим сведениям, все только начиналось.
- я ему не понравилась. совсем. и он больше не придет!
- кто? дима?
- да! - и она зарыдала в трубку.Всевидящее Око

жизель познакомилась с димой в интернете несколько недель назад. умный, симпатичный, работает на одном из крупных телеканалов. разведен, есть ребенок.
они переписывались, он посвящал ей стихи, потом несколько раз созванивались, а вчера договорились о свидании.
и не просто о свидании, а о сексе.
дима не захотел встречаться с жизелью в кафе или в гостинице. кафе вроде как им незачем, они же и так все для себя решили. а гостиница - ну, понятно, что в квартире лучше. не надо тратить деньги, светить документы, да и вообще - комфортная во всех отношениях обстановка.

жизель замужем и у нее дети-подростки, но по утрам они в школе. а муж работает, конечно.
сама жизель - парикмахер на дому, потому у нее свободный график.
муж уже не первый год называл жизель исключительно коровой, потому что после рождения младшего она прибавила двадцать пять килограммов, а скинуть уже так и не смогла.
но в целом она красотка, несмотря на шестой размер груди и необъятную задницу. а может, благодаря им.
поклонников у нее всегда было много, а за последние годы стало еще больше.
и вот один из них, дима, ей очень-очень понравился. она твердила о нем несколько последних дней.

- жизель! как что случилось?
- он не кончил! - сообщила она, захлебываясь соплями.
- блять. с тобой очень тяжело говорить о твоей личной жизни! ты такие подробности сообщаешь! а почему не кончил?
- я ему не понравилась! оказалась слишком толстой. он все рассказывал, что мечтает попробовать пышечку, но, видимо, пышечка оказалась чересчур пышной. или старой. старой! я сразу увидела, что кажусь ему толстой и старой!

жизели сорок, но выглядит она на тридцать пять.

- а ему-то сколько?
- тридцать восемь. нет, тридцать девять.
- но все было?
- быыыыло! я кончила четыре раза. а он...

новый поток рыданий.

- жизель, ну ты по порядку расскажи. у меня от твоего воя делаются нервы.
- он позвонил в десять. спросил, чем я предохраняюсь. и сказал, что купит свечи, а еще вино и тортик принесет.

тортик? тортик? и ...стихи? не отрывая трубку от уха, я нашла письмо месячной давности от севы. накануне нашего первого свидания.
там было написано: позвольте полюбопытствовать, каким способом вы предохраняетесь, о, прекраснейшая? я явлюсь завтра перед вами с вином и тортиком.

хм, смешно.

- ...а когда он уходил, - заканчивала рассказ жизель, - то поцеловал меня грустно-грустно, так, что я не удержалась и спросила, увидимся ли мы еще. то есть нет, я спросила: ведь мы больше не увидимся? и дима ответил: да что вы, прекраснейшая жизель, я еще успею вам надоесть!

мое второе ругательство было мысленным, но вполне весомым. пожалуй, от него умерло несколько мух или их детей в округе.

- жизель, а как он выглядит?
я была почти в обмороке.
- ну, длинный, худой, на голове крысиный хвостик... лицо тонкое и очень красивое. увы, эспаньолка. шатен, но слегка седеет...
- а фото? ты можешь показать его фото? мне очень, очень надо.
- да, сейчас пришлю, конечно.

я ждала письма, уже понимая, что увижу там.
и действительно.
на фотографии был мой сева. сорок лет, женат, инженер, пишет стихи, бабник.
мы познакомились на литературном сайте, где я изображала звезду отечественной беллетристики, а он, судя по всему, кадрил девок.

я набрала номер жизели.
- слушай, а как этот дима нашел тебя?
- ну, он прочитал мои рассказы и написал мне на мыло... сказал, что давно хотел познакомиться с настоящей писательницей...
- жизель, ты парикмахер, а не писатель!
- для него писатель, судя по всему... у меня два рассказа вышли в журналах...
- а тебе не приходило в голову, что это сева?
- сева? твой сева? да ты что? мы с ним уже полгода переписываемся, как простые друзья. в последнее время половина его писем о тебе!

и тут я еще раз сказала:
- блять!