April 27th, 2008

мороженое

святые куличи

сегодня по требованию мелкого красила яйца.
мало того, что они, в основном, вели себя так, будто я их варила в микроволновке (мама очень смеялась, сказала, что я не могу справиться со своей нелюбовью к таким ритуалам), так еще и лео в процессе меня изводил прекрасным диалогом.
сначала он спросил, почему и зачем красят яйца. я объяснила. тогда он сказал, что сомневается, не напрасно ли мы этим занялись, получается красиво, а смысла нет никакого.
потом еще спросил, кто такие святые. я опять-таки объяснила, и тогда он меня добил: а я по телевизору слышал, что бывают святые куличи!
следующий уровень

еще деньрожденское

когда мне исполнился двадцать один, я пила с девочками в мгу букет молдавии. и с одной из них целовалась. а потом пошла в туалет и упала там без чувств. и меня отливали водой.
а еще в тот день мне подарили большого винни-пуха из диснеевского мультика.
но тем не менее, я поняла, что год будет неудачным.
в двадцать два я ночью занималась анальным сексом с очень пьяным партнером, и он вдруг заснул. я поняла, что год будет неудачным.
в двадцать три я была беременна и понимала, что год будем удачным. через несколько дней внутренний младенец начал шевелиться во мне - на четырнадцатой штоле неделе. хороший мальчик.
в двадцать пять ко мне приехала - редкий случай - куча незнакомого друг с другом народу из всех жизней. я кормила полуторогодовалого лео грудью и ничего не пила, кроме компота, чем сильно шокировала друзей.
но понимала, что год вряд ли будет удачным.
в двадцать шесть на моем лице был красивый шрам, и я понимала, что вот-вот сделаюсь гениальным писателем.
увы, ошибалась.
последующие несколько дней рождения я не помню, кроме прошлого, когда по всем программам показывали похороны ельцина, и я понимала, что похорон и нам не избежать. так и случилось.

вчера ночью папа сидел на кухне и разговаривал со мной, а я лежала в своей комнате в темноте и рыдала по ушедшей молодости.
с ужасом думаю, что следующий год проведу в эзотерическом бреду.
автопортрет

ну что ты

сначала мы говорили,
а потом
я собралась в дорогу
сказала: одна смешная песня
помолчи, мою грудь не трогай.

пела в последний раз,
нагая и невозможная.
или
как
в последний.

а разницы - никакой,
он мог бы быть и первым.

главное - зонтом поймать
правильный ветер,
который
унесет в страну
дохлых сирен и амуров
(и этих - а как без них? - трубадуров).

там даже те,
кому бы еще петь да петь,
не попадают в ноты.
там даже ты замолчишь в испуге
(если окажешься вдруг).
а я...
не реви, ну что ты

я буду писать, звонить,
показывать
тебе
в небе
радуги.
ведь ты записал
на кассету мой голос?
вот и ладно.
ее береги.

тот свет - не страшнее командировки,
я там все закончу и вернусь обратно.
там рассыпали рис,
и горох,
и чечевицу.
мне эту мелочь до одури перебирать.
но как только - сразу назад, в столицу.

ты только не плачь,
пожалуйста, милый.
если хочешь,
чтобы я
тебя
там
не позабыла.
счастье

(no subject)

за утро меня трижды разбудила мама, раз двенадцать - ребенок, два раза брат и еще несколько раз - вопли папы, разговаривающего по телефону и обсуждающего с кем-то размер маминой зарплаты.

в конце концов я встала, и оказалось, что еще одиннадцати нет.
теперь все эти прекрасные люди уехали на дачу, а я жду, что ко мне кто-нибудь придет в гости. какие-то девочки (я уж не помню точно, какие) обещали, но я давно уже в сказки не верю.
а главное, в доме никакой выпивки (вообще). зато есть один просроченный торт.
приходите кто-нибудь, а?

как обычно не шучу. и как обычно все думают, что это шутка.
тургеневская дура

перепись

после того, как iola_ подарила мне оранжевую вязаную панамку, мой автопарк из квашкваев оранжевый зверинец выглядит совсем уж устрашающим.
в нем оранжевая шляпа, оранжевая вельветовая кепка, оранжевая льняная кепка со стразами и панамка эта.
ну, остальное по мелочи: свитер, куртка, несколько водолазок (или как это называется?), кофта с пуговицей, платье под джинсы, платье до пола, юбка, сарафан, брюки какие-то дурацкие, несколько пар (и не пар) носков, колготки, шнурки и нитки на ботинках, половина ремня (вторая половина коричневая), о, еще один ремень целиком, шарф, две косынки, молнии на белом пальто, два зонтика, несколько носовых платков, наушники, бусики, заколка, две резинки для волос. и еще бело-оранжевых маек несколько. и кепка.
а еще одни подарочные ботинки от tvoron потерялись где-то при перелете вместе с чемоданом.
счастье

три

я не поехала на дачу, потому что девочки собирались зайти в три, но в пять они все позвонили (с разницей в две минуты, хотя не общаются друг с другом, а только со мной) и сказали

девочка а: я приду завтра
девочка б: я приду после семи
девочка в: а во вторник ты принимаешь?

спрашивается, зачем я весь день сидела дома? очень хочется гулять, но теперь уже поздно искать компанию.
до семи буду дрочить, раз так. работать не хочется, читать ничего не могу - засыпаю, от интернета засыпаю еще быстрее, формула-1 закончилась, вот так.
счастье

(no subject)

трех из четырех моих подруг детства зовут танями
и еще двух не из детства
мне кажется, это уже фетишизм
автопортрет

женщина-огонь

ты можешь (и хочешь) сидеть возле нее часами
и греться
она действительно согревает, причем с запасом, на годы
тебе не придется покупать пуховики и дубленки

ты можешь (и хочешь) любоваться ее всполохами
смотреть на огонь -
одно из тысячелетиями модных занятий

но
ты не возьмешь ее с собой в постель
или на прогулку
даже под дождем
прикуришь от зажигалки

а спать с огнем и вовсе нелепо
счастье

(no subject)

а хорошая опция в аське - удалить себя из его списка контактов
очень изящно
ни разу не пользовалась, впрочем
счастье

очередная потеря девственности

только что шла по улице в клатчем из черного крокодила и типобриллиантовой застежкой.
для дианочкиной презентухи дали поносить.
на ногах у меня были зеленые замшевые кроссовки.
за час до этого ела суши впервые в жизни. гадость какая-то, как я и предполагала.
какой-то совсем позорный день у меня получился, но смешной.