April 7th, 2008

счастье

вечер пасадубля

так, я бросила пока роман (25 тыщ знаков написала, молодец) и принялась работать. все же уже понедельник, да и сколько можно строчить?
заодно мы с викой составляем список того, чем можно заменить еблю.
благо у нас богатый опыт!
выложу с утра.
но пока самый свежий пункт - любовь. она отбивает желание трахаться как таковое. в смысле, с другими, если объект страсти недоступен.
(к моему стыду это предложила не я, я измучена графоманией сублимацией по самый мозг.)

святая катерина! сколько ж можно над нами издеваться-то?

пошли нам по дворянину уже.
море-море

петров вал

читала рецензии на тот свой старенький роман и снова поразилась комментарию от жителя поселка, который там описан. чувак пишет, что не узнает свои родные места. мол, у меня там размах и красота, километры и просторы, а на деле все мелкое и убогое, и запах противный, а ничего не чабрец с мятой, и степи там совсем нет, а холмы и овраги, а у меня степь, и заблудиться там невозможно, а мои герои смогли.

офигительно по-разному люди воспринимают одно и то же. я знаю, что там и степь, и просторы, и заблудилась я там однажды намертво - до сих пор не понимаю, как мы с товарищами спаслись тогда. и чабрец, чабрец, он так пахнет... бля. как хорошо, что у меня дома всегда есть чабрец, я не могу пить чай без него, чай без чабреца не имеет смысла.

каждый вечер, когда я ложусь спать (каждый, я не шучу! мне иногда кажется, что к мозгоправу пора), вспоминаю о том, что больше - никогда. да, я могу туда поехать, и бродить по петрову валу, и покорить горы уши, и нырять с тарзанки в иловлю, и на могилу деда сходить (у деда на памятнике не то имя, от которого у моей мамы отчество в паспорте. с немецкими именами вечно какая-то чехарда). и смотреть издалека на дом, или даже зайти во двор и сказать: можно я потрогаю эти стены? и груши. и все, что еще осталось от того мира, где я была счастлива когда-то. я быстренько, простите. я не понимаю, как жить без этого, не понимаю.
и меня пустят, конечно, почему нет?
но это все равно будет не то. и это единственное, о чем я сожалею в жизни. все остальное, что случается - к лучшему, даже все эти бесчисленные трагедии. а это нет.

сначала я думаю именно об этом никогда, о степных колючках, вале и чабреце, а потом о том, что и бабушку никогда не увижу, даже во сне, я не вижу мертвых во сне.
разве что в зеркале, когда-нибудь. у нас с ней почти одно лицо, а лео вообще ее копия.

но сначала дом. и вал. и степь. и все прочее.

а местные жители говорят, что никакого там простора.

ерунда какая.
ж

оттенки розового

второго мая презентуха дианочки (вчера оказалось, что орать об этом уже надо, ибо одна девушка из киева, что собиралась приехать, теперь не приедет, потому что в другое место билеты купила). и там все девушки такие будут гламурно-розовенькие, со стразами и т.п. в стиле армии любовников.

я нашла в шкафу платье, которому лет пятнадцать уже. идеально подходящее к случаю! черное, с декольте и юбкой прынцесса. и все бы ничего, но оно покрыто огромными розовыми розами двух оттенков и ядовито-зелеными листьями этих роз.
то есть самое оно, ага. чудовищно вульгарно.
и туфельки к нему выкопала, тоже розовые, с малиновыми пряжками и позолотой.
а сегодня _ptica_ (спасибище!) подарила мне бусики подходящие, тоже такие розовенько-зелененькие, и сережки блескучие. ну, думаю, теперь я буду являть собой идеальный пиздец.

и что же?
надела все это и поняла: выгляжу божественно. в моем облике нет ни гламурности, ни вульгарности, ни даже (на худой конец!) цыганщины.

вероятно, я все-таки богиня, хотя не верится. я говорю это не в рамках обязательной программы хвастовства, а с сожалением.
мне очень хочется стать простым человеком и спуститься с облаков к братьям по разуму.

надеюсь, розовый парик меня спасет.