April 1st, 2008

пацифик

дорогим одинцовцам

и дернул же меня черт зайти на одинцовский сайт первого апреля!
апокалиптическая там картина.
будто у нас тут не лучший город земли, а спецпоселение для идиотов.
букер

продолжая вечер чтения

а вот почитав сообщество издато, я всякий раз впадаю в буратоз.
у меня и так буратоз рекурсивный, а как почитаешь там о тяготах писательского житья-бытья, так вообще пиздец грезится.
вот скажем, как я смогу теперича не разорваться внутренне? уж слишком первая книжка отличается от второй (и неважно, в каком порядке они выйдут, кстати, я по-прежнему сама с собой пари заключаю, проиграю сама себе кучу денег, зато и выиграю не меньше, очень удобно). и вот мне надо будет то клоуна изображать, то мрачного и крутого аутиста.
а я ведь романтическая барышня с кудрями, пеку слойки, пишу втайне от всех стихи, жду лета.
счастье

мудрости бой

да, я считаю слова идиот и мудрый человек почти синонимами
с одной лишь разницей: идиот - это природное, а мудрый человек - специально выработанное
потому намного стыднее
нехорошо такое в себе растить, нехорошо

(поверить, что мудрость - это простота и ясность суждений, как мне тут некоторые говорят, я не могу. обычно мудростью зовут слащавую банальщину, а не простоту)
счастье

я - первая каждый день

лента запестрела шуткой про я-первый. что ж, прекрасно. теперь вы, наконец-то, все оказались на моем месте.
с одной стороны, я ясно вижу, что я - первая. с другой - прекрасно понимаю, что это шутка такая. с третьей - а ну и что, ну и что? не стесняться же этого, почему бы другим не показать свое величие?

сегодня напишу о гениях, позже. хотя я по-прежнему в отчаяньи, несмотря на парочку сеансов терапии в ночи.
корова

как я спасла котенка

все утро мне снилось, как я путешествую на собаках в направлении крыма. а с утра я увидела во френд-ленте слово орел и вспомнила, как когда-то была добрым человеком в течение, пожалуй, почти целого часа.

дело было в орле, где мы с моим спутником ждали электричку до курска. в орел мы попали не на собаке, а на дальнобойщике каком-то (а почему на нем, я не помню, кажется, от черни до орла велись ремонтные работы и мы не стали ждать), но времени до электрички было слишком много. ужо мы и кефира попили (в каждом городе по дороге в крым мы пробовали местное пиво и местный же кефир) и погуляли по городу. а впереди все еще было часа полтора.
мы решили провести их неподалеку от вокзала, чтобы не опоздать.
но все же едва не опоздали. потому что увидели этого котенка. он лежал на тротуаре возле пятиэтажки и мяукал. совсем-совсем крошка, будто бы только что оторванный от груди матери. в носу у него запеклась кровь. прохожие брезгливо огибали котенка, а не двигался с места. не потому, что не мог - мы выяснили, что лапки у него целы - а из-за панического страха.
- надо его вернуть хозяевам! - сказала я. - он же из окна выпал, не иначе. слишком уж беленький.
мой спутник согласился.
и мы отправились обходить ближайший к котенку дом. шли с истошно вопящим младенцем по всем квартирам, выходящим окнами на вокзал и спрашивали, их ли дитя. почти все посылали нас матом, а некоторые вообще не открывали дверь, не без основания подозревая в нас сумасшедших.
примерно через сорок минут нам повезло: мы наткнулись на девочку лет пятнадцати, которая сказала, что котенок ее, но он никуда не падал, а мирно играет в комнате.
однако котенка взяла, пробурчав, что мы украли его с балкона, сам он не мог перелезть через перила. и захлопнула дверь перед нами.

это был пятый этаж, конечно. мы купили пива, чтобы как-то примириться с этим жестоким миром и едва не опоздали на электричку.
пацифик

белоцерковные, моя любовь

есть одна разновидность понаехавших, которую я, каюсь, терпеть не могу. это женщина из условного города белая церковь (он же старый оскол) с замашками хабалки и маленького начальника одновременно и незамутненным разумом грудного младенца. кроме того, у большинства из них имеется страсть к фамильярности и прикосновениям к собеседнику.
если женщина, с которой вы говорите, вдруг начинает вертеть пуговицу на вашем пальто - это белоцерковная.
если неожиданно при первой же встрече начинает звать вас "дорогой" - та же фигня.
а еще (это замечание от iola_, большой специалистке по белоцерковным) она любую хуйню обсуждает с удовольствием, и ей кажется, что удачно отстаивает свою позицию. в жж таких много, все мы их знаем.
они любят кухонную философию и являют собой народную мудрость во всем ее великолепии.
они всегда правы.

по мне сегодня один такой каток прошелся, вот.

к сожалению, некоторые такие понаехавшие оказываются москвичками в десятом поколении, а то и вовсе эмигрантками в далекие края.
сути это не меняет.
в последнее время меня стали раздражать еще и мужчины, которые активно женятся на этих принцессах. незамужняя белоцерковная - это еще ничего, она слегка недовольна собой, потому может сдерживать свои порывы. замужняя же - настоящее зло.
счастье

можно и для профилактики

в симороне мне больше всего нравится его безграничная бредовость. потому я и ритуалы использую лишь самые бредовые и безумные.
когда с этими ритуалами сталкиваются разумные взрослые люди, они пугаются и считают меня сумасшедшей. мало кто, кроме ближнего круга, понимает, зачем у меня на настольной лампе висят блестящие трусы-бикини или почему я могу вдруг бросить даже очень срочные дела и делать из бумаги двадцать семь самолетиков.

но мне действительно интересно, что случается с человеком, который, не подозревая о моем безумии, сообщает, что он заболел, и моментально получает рекомендацию написать название болезни на бумажке, порвать ее на кучу кусочков, смыть их в унитаз, а для надежности еще забраться на оный унитаз и прыгнуть с него, а потом прислать мне отчет о проделанной работе.

прыжки с унитаза - универсальное средство от всего, начиная от несчастной любви и заканчивая мировой революцией.
автопортрет

социальный эксперимент в собственном подъезде

год назад мне подарили вот такую штуку (по ссылке описание, а не фото, но описание достойное). неделю назад я нашла эту дрянь в коробке в шкафу и решила выбросить.
а у нас на площадке лестничной старая стиральная машинка стоит, никак не стащим ее вниз. и я взяла эту рюмочку - и на машинку ее.

брат посмотрел на это и сказал:
- украдут! до утра не достоит.
- да кому такая дрянь нужна? - удивилась я. - простоит, пока мы ее не вбросим вместе с машинкой.
- да у нас коврики резиновые воруют в подъезде! а тут такая вещь.
- она нереально уродская! никто не возьмет.

пари заключать не стали. но каждый вечер любовались рюмочкой, когда курили.

сегодня выяснилось, что оба мы не правы. штуковина на месте. но какой-то умник вынул из нее все желе. но все же я считаю, что это ближе к моей версии: на такое никто не позарится.

меня переполняет любовь к человечеству!