January 11th, 2008

счастье

ларри умер

каждую ночь ты говоришь мне:
- я хочу замуж за ларри. я люблю его.
а я отвечаю:
- ларри умер.
ты и сама знаешь об этом. ларри умер семнадцать лет назад. именно потому все хотят за него замуж, даже мужчины. легко хотеть выйти замуж за того, кто давным-давно похоронен. символический акт, не более того. замужество с ним - всего-навсего слияние с мировым разумом. вместо ларри можно выбрать другого язвительного умника, тоже покойника.
хотя как можно вообще хотеть выйти замуж? ты подумай, подумай немного: ведь это ужасно. даже если речь идет о ларри.
я не знаю твоего ларри так, как успела узнать его ты. мне это еще только предстоит. наверное, познакомившись с ним поближе, я тоже стану мучить тебя ночными признаниями.
но ларри умер, и мы никак это не исправим.
малыш

о сиськах

есть у меня приятель, даже, наверное, друг, хотя мы видимся пару раз в году, а созваниваемся еще реже. юноша он очень своеобразный. твинпиксоман, маг и волшебник, борец с духовным пролетариеатом и так далее. при этом богат, как ни странно.
ему нравятся женщины с большими сиськами. с очень большими. сиськи меньше пятого номера он вообще не воспринимает. лучше шестой или седьмой. охота за большегрудыми дамами - основное его хобби.
но они быстро ему наскучивают, вот в чем проблема.
а я считаюсь единственной женщиной в мире, которая его понимает. лишь потому, что когда он мне рассказывает про свои победы, я слушаю.
когда-то он мне сказал:
- ты идеальная женщина во всем. кроме одного. у тебя маленькие сиськи. если ты сделаешь нормальные, шестой номер, за мой счет, конечно, и дашь пощупать, я подарю тебе мерседес.
нахуй мне твой мерседес, дорогой друг, у меня автофобия.
через пару лет ставки возросли. за нормальные сиськи мне предлагалась квартира.
увы. уродовать себя из-за квартиры не хочется. я и так существо виртуальное, а в таком виде придется навек замуроваться и переживать свой позор.

но наличие этого человека в моей жизни позволяет мне считать себя эталоном непродажности. в сущности, по мелочи даже можно продаваться. с таким козырем в кармане.

да, собственно, о чем я. сиськи существуют для кормления и удобства младенцев. остальное - от лукавого.
счастье

несколько цитат

не знаю, кто эти люди, которые меня массово зафренживают сегодня. и не могу сказать, что меня это беспокоит. потому что в целом я люблю людей. хотя иногда бывают рецидивы мизантропии, да.
но хочу сказать сразу: я против женской половой прозы, особенно в безысходном ее варианте, хотя некоторые ее и считают самой литературной литературой.
посему, кукусики, прошу сразу: все, кто проголосовал не за меня на премии паркера - отфренживайте скорее.
пока исходящие от меня лучи хладного презрения и чуть теплой ненависти не вызвали цунами в индийском океане.
я не шучу, я вообще никогда не шучу, у меня чувства юмора нет. коллеги подтвердят.
счастье

точное попадание

я завела для мамы аккаунт на одноклассиниках, чтобы найти всего-навсего одного человека. вчера обнаружила, что он нашелся. не могу сказать, что это невероятно. бытовые чудеса - моя специальность.
ее зовут элла, как меня. она была лучшей подругой мамы в школе, и потом они часто встречались, а лет двенадцать назад элла уехала в германию и потерялась.
теперь она живет в кельне, как оказалось.
когда мне было лет шестнадцать, она приобщила меня к миру порока. налила мне первую рюмку хереса, попутно пристыдив мою маму: ты что? хочешь, чтобы она по подвалам пила?
жаль, тут нет никого, кто знал меня в шестнадцать. они бы посмеялись. бедное невинное дитя, только представьте себе его в подвале.
но первая, вторая и третья рюмка не стали последними судьбоносными откровениями в тот день. как? - сказала элла, - ты не смотрела порнуху? никогда?
нет, увы, только читала, папа моей приятельницы распечатывал на принтере шедевры порно-литературы и прятал их в туалете, а мы-девочки находили. возможно, в моем шкафу со старыми конспектами и девичьими дневниками до сих пор валяются книжка-другая.
тогда элла включила мне так называемую порнуху. к сожалению, это оказалась всего-навсего греческая смоковница, ну да ничего. мне понравилось.
пока я развращалась, элла с мамой пили коньяк и говорили по-немецки. это единственный случай, когда мама позабыла о том, что немецкий знала только в детстве.
кстати, у меня потом то же самое было с французским. выпив коньяку, я вспоминала его, причем так хорошо, что русский делался совершенно лишним. а сейчас это прошло. кроме нескольких стихов сюлли-прюдома и верлена, я ничего не смогу рассказать по-французски.
я еще не сказала маме, что элла нашлась. у нас с бабушкой такие напряги, что не до радостных известий.
но я довольна собой, да.
ж

черное платье

расступитесь, я буду первой!
я надену черное платье,
не траурное, а вечернее,
из забытого всеми панбархата.
расступитесь, я буду главной!
я войду в звенящие двери,
и никто мне не вывернет сумочку.
я пройду вдоль пишущих хронику.
расступитесь, какого дьявола!
я спешу на бал, мне негоже ждать.
там усядусь на стул под софитами
и сделаюсь голосом истины.
расступитесь все, кто не верует!
это мир - лишь мое отражение,
этот бал я от скуки придумала.
и плясать на нем всем дозволено,
лишь с условиям, что я первая.
в платье бархатном?
в шляпке с вуалькою?
хоть нагая, но только первая.


2005

жаль, не про меня.